Юстиция для молодых

Правозащитник Андрей Андреев — об онлайн-правах и офлайн-обязанностях детей и взрослых

Накануне Международного дня защиты детей всегда разгораются споры о правах молодежи. Тем более что современные угрозы поколению Z явно опережают механизмы реагирования. Еще 20 лет назад, в моем собственном детстве, главной трагедией была уличная преступность. В личных делах подростков с девиантным поведением писали «попал в плохую компанию» — и это объясняло многое, если не всё. А почти 100 лет назад вышла замечательная книга «Республика ШКИД», где беспризорники откровенно трудной судьбы умели оставаться детьми и изумляться сказкам. Помните вот это: «Эх, жисть тогда была — малина земляничная»?

Современные дети почти покинули улицы. Их компании сейчас чаще складываются в социальных сетях, чем в родных дворах или школах. А угрозы для молодежи превратились в вовлечение в экстремистские организации, «группы смерти», АУЕ — пропаганду, кибербуллинг и скулшутинг. Такие данные всероссийского онлайн-опроса, проведенного недавно молодежными организациями, впечатляют. Мы и слов-то таких не знали. Даже не потому, что жили проще. А потому, что социальный ландшафт был иным. Теперь люди взрослеют виртуально. Цифровизация стала нашей цивилизацией — отрицать этот тезис бессмысленно.

Проблемы регулирования диджитал-законодательства поднимаются по всему миру. При этом главным барьером служит сам интернет — многоканальность передаваемой информации, массовость потребления ресурсов. Только в России сегодня насчитывается почти 110 млн пользователей. При этом 85% выходят в Сеть каждый день и проводят там по 6,5 часа. Всего же российская аудитория социальных медиа, к которым присоединяются и мессенджеры, насчитывает 70 млн человек. 60% в общей статистике — несовершеннолетние, многие из которых имеют до шести разных аккаунтов в соцсетях.

В таком потоке противодействовать обороту деструктивного контента сложно. Однако его размещение и распространение на российских платформах контролируется надзорными ведомствами. Любой пользователь, руководствуясь законом и моралью, может подать жалобу на сайт Роскомнадзора или Росмолодежи. Вот только как быть с площадками, находящимися вне российской юрисдикции? В настоящее время полноценной международно-правовой базы в отношении кибербезопасности не существует.

То есть, мы пока не регулируем информационное поле в полном объеме и точно не держим ситуацию под контролем. Применяя лишь досудебную блокировку, пытаемся вылечить рак аспирином. Если, увы, не подорожником…

Однако возможности для реновации есть. За пару лет в странах ЕС себя оправдала модель ответственности информационных посредников. Введенная для гигантов рынка (Google, Facebook и YouTube), она ужесточила правила игры. Теперь в Германии, например, социальные сети должны самостоятельно анализировать содержание размещаемой информации и удалять запрещенную в течение двух суток после публикации. За неудаление предусмотрены огромные штрафы. Полагаю, что подобная модель могла бы абсолютно законно функционировать и в нашей стране. Ведь эти компании продолжают у нас работать и зарабатывать на российских пользователях — так что всё справедливо.

Не менее важно помогать нашим детям и в самих соцсетях. У каждого поколения есть свои секреты, поэтому ребята не спешат делиться со взрослыми социально агрессивными интересами, модными в их среде. Возможно, нашей молодежи здесь поможет правовое волонтерство. Система бокс-приемных, работающих анонимно и прямо в социальных сетях. В личной переписке с пострадавшими могли бы находиться такие же молодые люди: студенты-юристы и психологи.

Помимо защиты прав в глобальной сети существуют и офлайн-обязанности. Они налагаются не только на детей, но и на взрослых. Не случайно январский опрос ВЦИОМа подтвердил усиление интереса к оказанию качественной психологической помощи подросткам. Все перечисленные интернет-угрозы начинаются «в реале», поэтому 49% детей считают, что ребята, увлеченные «черными» субкультурами онлайн, имеют психологические проблемы. И здесь меня как юриста поражают тренды криминальных течений АУЕ. Я хотел бы призвать школы к тесному сотрудничеству с региональными пенитенциарными учреждениями и органами МВД в целях совершения экскурсий в места заключения несовершеннолетних. А популярных видеоблогеров попросил бы сделать серии интервью с ребятами в колониях, позавидовать которым просто-напросто не в чем.

Самым главным ключом к успеху любой стратегии остается прямое участие в ней. Поэтому важно не дистанцироваться от нашей молодежи, быть рядом — в интернете и в жизни. Не считать явления, описанные выше, чем-то далеким. Пришло время для новой Республики ШКИД. Потому что «педагог — это прежде всего борец», и нам всем надо стать такими педагогами. Ради интернета, в котором мы тоже сидим часами, и ради реального будущего, которое не оцифруешь.

Авторская колонка председатеяь международного центра развития молодежных инициатив «Поколение Права» Андрея Андреева в газете «Известия»: https://iz.ru/883587/andrei-andreev/iustitciia-dlia-molodykh